Лента тем форума «Экономика» и его подфорумов за год

 

Iva

аксакал


Юристы сообщили о закрытии банками Кипра счетов компаний из офшоров
ЦБ Кипра предписал местным банкам закрывать счета офшорных компаний, не ведущих реальной деятельности, рассказали юристы. Новые требования к открытию счетов включают полное обоснование источников денег конечных бенефициаров
Несколько кипрских банков 1 июня получили официальный циркуляр Центрального банка Кипра, предписывающий закрыть счета всех офшорных компаний, то есть компаний-пустышек, учрежденных в офшорных низконалоговых юрисдикциях, таких как Сейшелы, Белиз или Британские Виргинские острова, рассказал РБК юрист Александр Захаров, партнер Paragon Advice Group (консультирует клиентов, в том числе российских, по вопросам налогообложения и структурирования бизнеса в иностранных юрисдикциях). О том, что такой документ местный ЦБ разослал нескольким банкам Кипра, слышал и собеседник РБК из международной юридической компании.
По данным Захарова, банки начнут закрывать счета офшорных компаний уже в понедельник, 4 июня. РБК направил запрос в Центробанк Кипра, но в субботу не получил ответа.
Как отметил Захаров, который ссылается на выдержки из циркуляра, теперь для открытия счетов в банках Кипра нужно будет соблюдать новые требования, которые будут распространяться и на кипрские компании, и на иностранные компании, и на физических лиц. Эти требования приводит финансовый Telegram-канал Fun&Profit: так, для кипрских компаний счета открываются при предоставлении полного комплекта информации о клиенте (правила Know Your Customer) в отношении конечного бенефициарного владельца, включая обоснование источника доходов и благосостояния. Банк вправе потребовать паспортные копии, налоговый номер, банковские и профессиональные рекомендательные письма, выписки по НДФЛ, по счетам в других банках, а также ссылки на публичные источники в отношении деятельности и биографии. Банки будут открывать счета преимущественно компаниям с «присутствием на Кипре» (с реально действующими офисами).
Что касается иностранных компаний, то кипрские банки будут открывать для них счета только при условии одновременного выполнения следующих критериев: компания должна вести бухгалтерскую отчетность и предоставлять ее банку, она должна иметь активы, такие как инвестиции в акции или иные ценные бумаги (а например, соглашения на оказание услуг или дебиторская задолженность не являются активами), и компания должна быть аффилирована с кипрской компанией, у которой есть счета в данном банке.
По стопам Латвии, под давлением США
Таким образом, Кипр, который традиционно был самым популярным направлением для российских денег, идет по стопам Латвии, где правительство минувшей весной решило запретить своим банкам обслуживать счета офшорных компаний. Это произошло под давлением Минфина США, писал РБК. В начале мая представители Минфина США приехали на Кипр: помощник главы ведомства по вопросам борьбы с терроризмом Маршалл Биллингсли встретился с руководством кипрского ЦБ. После визита ЦБ Кипра собрал руководство банков, говорят собеседники РБК. На этой встрече банкам Кипра было рекомендовано обратить пристальное внимание на счета российских лиц и компаний, включенных в санкционные списки США и ЕС, и принять меры в их отношении, знает руководитель налоговой практики UFG Wealth Management Юрий Куликов.
Но давление со стороны банков Кипра может касаться любых российских лиц, даже тех, кто не связан с санкциями, — в первую очередь тех, кто не может предоставить необходимые источники происхождения средств, говорит руководитель практики «Международное право и налоги» компании «Лемчик, Крупский и партнеры» Яна Семеняка. Текущая ситуация — это начинающийся процесс очищения Кипра от серых денег из России, теперь придется иметь иностранные компании только для реальной деятельности и открывать счет на территории той страны, где реально она ведется, говорит Семеняка.
Она приводит пример: есть компания, которая зарегистрирована в Англии, у нее два акционера из России, но работает она и с кипрскими клиентами — при открытии счета на Кипре банк отказал по причине того, что компания не ведет реальную деятельность на территории Кипра. «Они хотели открыть счет на Кипре, чтобы клиентам было удобно делать расчеты. На что кипрский банк сказал, что если компания не будет полноценно вести бизнес на Кипре, если у нее реально не будут на Кипре сидеть сотрудники и оказывать услуги, то счет открыт не будет», — рассказывает Семеняка.
Сейчас в банках Кипра происходит «жесточайшее закручивание гаек» на тему комплаенса, которое прежде всего относится к российским деньгам, добавляет президент инвестгруппы «Московские партнеры» Евгений Коган. После того как компании объективно не могут предоставить ответы на огромное количество запросов даже при «белых» деньгах, счет могут закрыть или заморозить, утверждает он: по сути, это «геноцид российских счетов».​
Авторы: Иван Ткачёв, Екатерина Литова.
Теги: Банк Кипра , банковские счета , Офшоры
Подробнее на РБК:

Юристы сообщили о закрытии банками Кипра счетов компаний из офшоров

ЦБ Кипра предписал местным банкам закрывать счета офшорных компаний, не ведущих реальной деятельности, рассказали юристы. Новые требования к открытию счетов включают полное обоснование источников денег конечных бенефициаров //  www.rbc.ru
 
 

Iva

аксакал


Власти предлагают компаниям, попавшим под санкции, переводить бизнес из-за рубежа в Россию. Совладелец IBS Анатолий Карачинский поступил так несколько лет назад, но не раз пожалел о своем решении
Весной 2014 года Владимир Путин выступал на встрече с Российским союзом промышленников и предпринимателей и много говорил о деофшоризации. «Российские компании должны быть зарегистрированы на территории нашей страны и иметь прозрачную структуру собственности», — обозначил президент позицию государства. Его выступление слушал совладелец IT-холдинга IBS Анатолий Карачинский F 121. Вместе с партнером Сергеем Мацоцким он давно вынашивал идею перевести IBS в Россию с Кипра, где холдинг был зарегистрирован еще в середине 90-ых по инициативе одного из первых инвесторов Citigroup. Карачинский и Мацоцкий хотели разделить российский и иностранный бизнес. Еще в 2013 году дочерняя для IBS компания Luxoft разместилась на NYSE, потом сделала спин-офф. Сама IBS ушла с Франкфуртской биржи, где получила листинг еще в 2007 году. Партнеры хотели перевести IBS в Россию и провести IPO на Московскую биржу. Они вернулись к планам о выходе на IPO в апреле 2018 года. Но новые санкции против российских компаний со стороны США внесли свои коррективы: из-за сильной волатильности от подготовки IPO пришлось отказаться. Карачинский рассказал Forbes о том, с какими трудностями столкнулся из-за деофшоризации.
Forbes Дмитрий Яковенко Forbes Staff, Анастасия Ляликова Forbes Staff
Власти предлагают компаниям, попавшим под санкции, переводить бизнес из-за рубежа в Россию. Совладелец IBS Анатолий Карачинский поступил так несколько лет назад, но не раз пожалел о своем решении
Весной 2014 года Владимир Путин выступал на встрече с Российским союзом промышленников и предпринимателей и много говорил о деофшоризации. «Российские компании должны быть зарегистрированы на территории нашей страны и иметь прозрачную структуру собственности», — обозначил президент позицию государства. Его выступление слушал совладелец IT-холдинга IBS Анатолий Карачинский F 121. Вместе с партнером Сергеем Мацоцким он давно вынашивал идею перевести IBS в Россию с Кипра, где холдинг был зарегистрирован еще в середине 90-ых по инициативе одного из первых инвесторов Citigroup. Карачинский и Мацоцкий хотели разделить российский и иностранный бизнес. Еще в 2013 году дочерняя для IBS компания Luxoft разместилась на NYSE, потом сделала спин-офф. Сама IBS ушла с Франкфуртской биржи, где получила листинг еще в 2007 году. Партнеры хотели перевести IBS в Россию и провести IPO на Московскую биржу. Они вернулись к планам о выходе на IPO в апреле 2018 года. Но новые санкции против российских компаний со стороны США внесли свои коррективы: из-за сильной волатильности от подготовки IPO пришлось отказаться. Карачинский рассказал Forbes о том, с какими трудностями столкнулся из-за деофшоризации.
Анатолий Карачинский: «После того как президент объявил, что с офшорами пора заканчивать, министерства и ведомства начали менять правила игры на рынке, усложняя жизнь тем, кто имеет офшорное владение. Мы решили, что момент идеальный — наши желания совпали с желаниями государства. Первая проблема, с которой мы столкнулись — никто не знал, как именно это сделать. IBS — очень большая компания, с большим количеством контрактных отношений с партнерами, с более чем 20 годами аудита «большой четверки» и соответственно публичной отчетностью, где, кстати, каждый год мы раскрывали, кто является реальными владельцами. Как перевести все это в российскую юрисдикцию с минимальными потерями? Это оказалось очень непростой задачей. Мы наняли много юристов, консультантов по налогам и нашли решение. В процессе изысканий мы посмотрели на опыт других стран (не мы первые что-то подобное делаем) и обнаружили, что обычно, если это политика государства, соответствующие ведомства (Минфин, Минюст и так далее) выпускают довольно много методических материалов, создают рабочие группы между бизнесом и властью, и самое главное — разрабатывают изменения в законы специально для этого случая. И конечно, должен быть кто-то, кто персонально отвечает, чтобы государственный проект «деофшоризация» был успешен. Потому что самое страшное, с чем мы столкнулись, это полное безразличие большинства чиновников к проблемам.
Как бы то ни было, реорганизацию мы провели: в 2015 году активы IBS были переведены с кипрской холдинговой компании на российскую «ИБС Холдинг», которая стала собственником компании «ИБС ИТ Услуги». IPO на Мосбирже мы запланировали на осень 2017 года. И тут же столкнулись с проблемой. Дело в том, что у нас сдвинутая отчетность: наш финансовый год отличается от календарного и заканчивается 31 марта. Во всем мире около 72% публичных компаний имеют гибкую отчетность — это, вообще говоря, большое конкурентное преимущество, которое позволяет организовывать работу и отношения с акционерами в соответствии с особенностями бизнеса (сезонность, загруженность сотрудников и т.д.). Но на Мосбирже нам сказали, что в России существует только один финансовый год и он совпадает с календарным. Абсурдность ситуации в том, что, когда у IBS был листинг в Франкфурте, нам предложили выпустить расписки еще и на Московской бирже. Мы напомнили, что тогда наша отчетность никого не смущала, и нам ответили: «Да, но тогда вы были кипрской компанией и могли прийти к нам с какой угодно отчетностью».
Мы потратили почти год на переговоры по этой теме с Минфином. Особого желания помочь нам мы не увидели. Звучали даже такие фразы, как «Почему мы должны идти на поводу у частных компаний?». В итоге внести изменения в законодательство у нас получилось только с помощью законодателей, в июне 2017 года компании в России получили возможность самостоятельно устанавливать отчетный период.
Нам пришлось отложить IPO, оно должно состояться в ближайшие месяцы (бизнесмен беседовал с Forbes до приостановки подготовки IPO из-за волатильности на рынке — Forbes), но сейчас у нас есть другая проблема — еще более смешная. В июле 2017 года мы провели реорганизацию «ИБС ИТ Услуги», преобразовав ее в публичное акционерное общество. Это необходимое условие выхода на IPO, но его стараются делать на финальном этапе, содержание ПАО требует значительно больше затрат, чем частной компании. И теперь оказалось, что на IPO нам придется заплатить 20% налога, если мы будем продавать свои акции. Напрямую в законе это не прописано, там просто очень невнятная формулировка, которую можно интерпретировать, как в ту, так и в другую сторону. Но Минфин прислал нам разъяснение, в котором сообщил, что после реорганизации у нас появилась новая форма собственности и вообще фактически новая компания. А чтобы не платить налог при продаже ее акций нам необходимо выждать год с момента реорганизации. Сейчас уже никто даже не помнит, зачем эта норма была введена в начале 2000-ых, но и идти нам на встречу тоже ни у кого нет желания. Что вообще абсурдно: IBS с 2005 года раскрывает структуру собственности, которая не изменялась с середины 90-х.
Получается довольно неприятная вещь — в России абсолютно невыгодно проводить IPO, если ты российская компания.
Но ведь получается, что если бы IBS оставалась кипрской компанией, то сейчас у нас не было бы никаких проблем — ни с налогами, ни с отчетностью — была бы абсолютно зеленая улица. Совершенствование законодательства в интересах развития экономики, улучшения инвестиционного климата — это кропотливая незаметная работа, но архиважная, если мы хотим конкурировать с другими странами за место под солнцем на самом важном направлении — построении конкурентоспособных российских компаний».
Forbes попросил Минфин, Минэкономразвития, юристов и представителей аудиторских компаний прокомментировать кейс IBS, проблемы, с которыми столкнулась компания, и сложившуюся за последние годы практику деофшоризации в России. Минфин к моменту публикации материала комментарии не прислал.
Власти предлагают компаниям, попавшим под санкции, переводить бизнес из-за рубежа в Россию. Совладелец IBS Анатолий Карачинский поступил так несколько лет назад, но не раз пожалел о своем решении
Весной 2014 года Владимир Путин выступал на встрече с Российским союзом промышл…

Дальше »»»
 

в начало страницы | новое
 
Поиск
Поддержка
Поддержи форум!
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru