Лента тем форума «Исторический» и его подфорумов за год

 
Арест фашистским десантом всего руководства Виннипега, Канада, 1942 год.
19 февраля 1942 года фашисты вошли в канадский Виннипег. В шесть утра самолеты со свастикой приземлились на аэродроме Селкирка. В это же время фашистские патрули появились на улицах Виннипега.
Завыла противовоздушная сирена, стали слышны взрывы, наземные войска подходили к городу. Шесть миль к югу от здания правительства Манитобы, пять... Через 45 минут нацисты уже были в миле от центра города.
В 9:30 утра город сдался. Brandon, Flin Flon, Selkirk и другие небольшие городки капитулировали. Манитоба стала Германской провинцией. Канадский флаг над Фортом Гарри был заменен на свастику. Сам город переименован в «Гиммлерштадт», главная улица названа «Гитлерштрассе». Все высшие чины города арестованы (Mayor John Queen, Premier Bracken, Lieutenant–Governor McWilliams, последний был норвежский министр, находящийся на визите). На фото изображен момент ареста мэра Виннипега. Col.Dan McClean пытался спрятаться и бежать, но все равно был задержан позже.

Из библиотек, школ выбрасывались книги, жглись фашистами на улицах города. Грабили рестораны, магазины, двери церквей заколачивали досками, священников увозили в неизвестном направлении. Директора школ арестовывались и школы распускались, по радио шла единственная учебная программа "нацисткая истина". Нацисты останавливали автобусы и обыскивали пассажиров. В общем, полный беспредел, как снег на голову мирным жителям.
По всему городу разбросаны листовки, развешаны прокламации с новыми правилами поведения горожан:
1. Эта территория в настоящее время является частью Великого Рейха под юрисдикцией гауляйтера полковника Эриха фон Нюрембурга.
2. Запрещается появление гражданских лиц на улицах города с 9:30 вечера и до рассвета.
3. Запрещаются скопления более 8 человек в одном месте.
4. Каждый домохозяин должен предоставить достаточно места для расквартирования 5 солдат.
5. Все военные и полувоенные организации распускаются. Женские объединения, бойскауты и другие молодежные организации разрешаются только под контролем гауляйтера.
6. Все владельцы автомобилей, грузовиков и автобусов должны зарегистрироваться в комендатуре и получить пропуск на машину.
7. Каждый фермер должен немедленно проинформировать комендатуру обо всех запасах зерна и скота.
8. Все национальные эмблемы, на которых нет свастики, должны быть немедленно уничтожены.
9. Каждому жителю города будет предоставлена регистрационная карта. Еду и одежду можно приобрести только при предъявлении этой карты.
10. Следующие преступления караются смертью без суда и следствия:
а) Попытка организовать сопротивление оккупационной армии.
б) Въезд или выезд из провинцию без разрешения.
в) Сокрытие наличия товаров и запасов.
г) Хранение огнестрельного оружия.
А в 17 часов дня оккупация Виннипега закончилась. Это был ненастоящий десант и оккупация тоже была ненастоящая. If Day (букв. «Если однажды») — мероприятие, проведённое 19 февраля 1942 года, во время Второй мировой войны, в городе Виннипег, провинция Манитоба, Канада, и прилегающих к нему районах.
Оккупация закончилась вечером общим парадом всех участников захвата и защитников под громкие лозунги "Это не должно случиться здесь!", "Покупай облигации для победы!" Да! Да! Да! Все это было организовано искусственно, чтобы создать атмосферу, близкую к Европе тех дней, дать почувствовать людям. что такое нацизм. Канадцы не очень–то понимали и ощущали, что происходит сейчас на другом континенте, и не очень–то хотели помогать. Вторжение было организовано силами общества "Большой виннипегский военный заем", которым руководил видный бизнесмен Джон Перрен.
Фактически мероприятие представляло из себя крупнейшее военное учение в живом мирном городе, НО ТОЛЬКО С ОДНИМ бОЛЬШИМ «НО» — об этом не знали местные жители.
После проведенной операции количество проданных облигаций для победы резко возросли. Бюджет инсценировки «If Day» составил около 3000 долларов. А на следующий день после спектакля жители Виннипега купили облигаций военного займа на 3.200.000 долларов. Всего в Канаде акция собрала более 2 миллиардов. Это была самая результативная кампания в стране.
P.S. У этого мероприятия была малоприятная особенность, о которой стараются не вспоминать — когда актеры в фашистской форме шли по улицам, к ним подбегали местные жители и предлагали отвести "фашистов" в дома, где живут евреи. И это были не единичные случаи.
 
Московские тюрьмы начала 1920-х.
Меньшевик Соломон Бройде в начале 1920-х провёл 16 месяцев в московских тюрьмах. Он описывает прекрасные условия содержания зеков: с хорошим питанием, отпусками, театром, внутренней свободой. В 1920-е доходило до того, что низы специально стремились попасть в тюрьму ради лучшей жизни.
В 1920-е годы в Москве действовали городской исправдом в Кривом переулке в Зарядье, Сретенский исправдом в 3-м Колобовском переулке. В Малом Трехсвятительском переулке, у Хитровской площади, существовал Мясницкий дом заключения. Женский исправдом был создан в Новоспасском монастыре. Над входом в этот исправдом были начертаны слова: «Преступление искупается трудом». Первый (показательный) женский исправдом в Москве находился в Малом Новинском переулке.
Экспериментально-пенитенциарное отделение Института по изучению преступности и преступника содержало своих подопечных на Солянке, в помещении Ивановского монастыря. Трудовой дом для несовершеннолетних нарушителей находился в Сиротском переулке, на Шаболовке. Существовали, конечно, Бутырская тюрьма, Лефортовский изолятор специального назначения. Сокольнический исправдом обретался на улице Матросская Тишина. Таганский дом предварительного заключения находился на углу улицы Малые Каменщики и Новоспасского переулка. Эта тюрьма имела специальный корпус на 406 одиночных камер и представляла собой довольно мрачное пятиэтажное здание.
Существовали в Москве тогда Краснопресненская пересыльная тюрьма, а также некоторые другие учреждения, например, такое как «Криминологическая клиника». Здесь изучали преступников. Клиника находилась в Столовом переулке, в помещении бывшего полицейского арестного дома. Тогда камеры в нем были одиночные, позднее в них находилось по четыре преступника. Днём они работали — клеили пакеты, а в свободное время шлялись по камерам, которые не запирались.
Таганская и Лефортовская тюрьмы, Мясницкий дом заключения в двадцатые годы имели сельскохозяйственные отделения: «Лобаново», «Авдотье-Тихвинская колония» и пр.
Известный меньшевик С. О. Бройде описал быт московских мест заключения в книгах «В советской тюрьме», «В сумасшедшем доме», «Фабрика человеков» и др.
Бройде в 1920 году, как меньшевик, был арестован и шестнадцать месяцев провел в московских тюрьмах и Институте судебной психиатрии имени профессора В. П. Сербского.
В книге «В советской тюрьме» автор описывает, как попал в Бутырскую тюрьму «с корабля Чеки», то есть с Лубянки. Тюрьма произвела на него солидное впечатление. Прежде всего - четыре массивные башни: Полицейская, Пугачёвская (в ней когда-то содержался Емельян Пугачев), Часовая и Северная. Первые две являлись карантинными. В них арестанты высиживали первые две недели после ареста, чтобы не занести какую-нибудь заразу в тюрьму. Северная башня была тогда необитаемой, а в Часовой содержались анархисты.
Во дворе, посередине красного тюремного четырехугольника, стояла белая церковь. На первом этаже тюрьмы находилась кухня, а над ней так называемая «прачечная» - здесь содержалось до ста женщин. В тюрьме имелась больница. Ее называли «околоток». Инфекционных больных обслуживали анархисты. Камеры в «околотке» не закрывались ни днем, ни ночью.
Среди политических было немало коммунистов, не согласных с курсом, проводимым их партией. Камеры, в которых сидели коммунисты, находились в 13-м коридоре, и потому этот коридор называли «коммунистическим». Бывало, коммунисты пели все хором «Мы жертвою пали», «Интернационал» или «Смело, товарищи, в ногу», а в другой раз можно было увидеть, как полковник царского Генерального штаба делал в коммунистическом коридоре военные обзоры войны с Польшей.
В тюрьме находилось немало культурных, грамотных людей: учёных, артистов, литераторов. Тюрьма становилась университетом не только жизни. Неграмотные могли слушать лекции ученых, а учёные - выполнять физическую работу, приобретая какую-то рабочую специальность.
В Бутырской тюрьме находилось более ста поляков. Им отвели отдельный коридор. Они вывесили в нем свой герб, открыли театр, в котором ставили пьесы на польском языке. Короче говоря, создали свой обособленный мир со своим языком, обычаями и порядками. Других обитателей тюрьмы это возмутило, они устроили скандал, стали поляков бить. В результате польской тюремной республике пришел конец.
Рядом с «коммунистическим» тринадцатым был четырнадцатый коридор. В нем сидело немало евреев. При наступлении какого-нибудь религиозного праздника одна из камер превращалась в синагогу. «Надо было видеть, - писал Бройде, - тот азарт, то надрывное рыдание, которое возносилось в молитвах евреями. «Ссудный день» в тюрьме для верующих евреев превращался в обращение к Богу о пощаде. В этот «скорбный» по ритуалу день Богом решались судьбы людей, то есть от него исходили в Чеку приказы об ордерах на свободу. Это могло показаться смешным, но как часто слышал я именно такую примитивно построенную молитву. В «еврейской» камере десяток-другой молящихся составлялся из малокультурных ортодоксальных евреев. Над ними зло, открыто издевались евреи-интеллигенты. За это их бесцеремонно на время молитвы выталкивали из тюремной синагоги.
Православным священникам из заключенных давали возможность устраивать служение в тюрьме, в коридорах. Служили они и всенощные».
В тюрьме существовал театр. Бройде стал его главным режиссером. Поставил «Дни нашей жизни» Леонида Андреева. В спектакле принимали участие и мужчины, и женщины. Арестанты были благодарными зрителями. Люди тянулись к искусству.
В книге «Фабрика человеков» (так именуется тюрьма), написанной не Бройде, а, Игорем Силенкиным, автор отбывал наказание в Таганской тюрьме и руководил там самодеятельным театром. Спектакли ставились в тюремном клубе, под который была отдана церковь, расположенная рядом с тюрьмой в Малых Каменщиках. Зрительный зал был рассчитан на триста человек. Помимо двадцати мужчин в нём играли женщины — соучастницы бандитов, хозяйки квартир («хаз»), проститутки. В тюремном клубе шли спектакли и концерты, поставленные не только силами самодеятельности, но также профессионалами московских театров: Малой оперы («Кармен»), Еврейского, Украинского. Выступали в нем Шаляпин, Москвин и другие прославленные артисты.
Демократические порядки в советских тюрьмах двадцатых годов были гордостью работников исправительной системы. В разговорах с журналистами они непременно отмечали, что в них не бреют голов, нет колпаков и серых халатов с бубновыми тузами, нет карцеров и лишения горячей пищи, что в них предоставляют отпуск заключенным, вставшим на путь исправления, и т.д.
Соломон Оскарович Бройде описывает концерты «на карантине» в Бутырке, которые давали вновь поступившие заключённые, имеющие вокальные способности. Особенно шумным успехом пользовались профессиональные певцы, которых превратности судьбы заносили в тюремные стены. Певцы становились на подоконник карантинной башни, просовывали голову сквозь решетку и пели. Окна камер, выходящих во двор, облепляли заключенные. Они тихо слушали и громко аплодировали, чем радовали артистов, не все из которых были избалованы таким успехом, какой им дарила тюрьма.
Помимо самодеятельного драматического театра, пения среди заключенных, прежде всего, конечно, уголовных, процветала чечетка. Каждый уважающий себя налётчик умел её отбивать. Наряду с татуировкой она была непременным его атрибутом. В тюремных камерах можно было слышать, как блатные разучивают перенятые ими друг у друга новые коленца модного танца. Если любовь к чечётке была присуща по большей части преступникам активного действия: налётчикам, хулиганам, то преступникам, использующим в своей деятельности интеллект - мошенникам, аферистам - были ближе куплеты, рассказы, байки. Активной творческой жизни в тюрьмах способствовало то, что по распоряжению В. И. Ленина от 30 июня 1920 года проведение культурно-массовой работы в тюрьмах было поручено Наркомату просвещения, а нравы в этом наркомате были мягче, чем нравы в Наркомате внутренних дел. Правда, и в последнем еще не сформировалось той суровости, о которой мы привыкли слышать уже в 1930-е годы.
В 1926 году начальник Главного управления мест…

Дальше »»»
 

Peredel

втянувшийся

Сегодняшний наш герой - князь Оболенский, покоритель Сардинии и вице-президент «Хилтона», зять царя-освободителя и жертвы «Титаника», кавалер Георгия и французских наград…
Подвиг разведчика
Вечером 13 сентября 1943 года над территорией острова Сардиния пролетел самолет американских ВВС, сбросивший группу парашютистов из четырех человек. В составе группы были два радиста, переводчик и подполковник Управления стратегических служб (УСС) США – предшественника Центрального разведывательного управления.
На острове в тот момент находились 270 тысяч итальянских и 19 тысяч немецких солдат. Многие из них в предыдущие месяцы участвовали в боях против союзников в Северной Африке, но в этот момент политическая ситуация потеряла определенность. Несколькими неделями раньше итальянский король Виктор Эммануил III отстранил Муссолини от власти и назначил маршала Бадольо премьер-министром Италии.
Публично заявляя о продолжении поддержки стран «Оси», король и Бадольо начали секретные переговоры с союзниками. 8 сентября союзники опубликовали подписанное с Бадольо соглашение о перемирии, однако премьер-министр не успел сообщить о нем своим войскам. В ночь на 9 сентября немецкие части начали разоружение итальянских войск, не готовых к такому развитию событий. Король и Бадольо бежали в Бриндизи под защиту войск союзников. Итальянские военные, по-прежнему контролировавшие обширные территории страны, на собственный страх и риск теперь принимали решение, продолжать ли им сражаться на стороне Германии.
В течение суток группа сумела войти в контакт с генералом Бассо, командовавшим итальянскими силами на Сардинии. Американскому офицеру удалось убедить итальянского командующего перейти на сторону союзников и помочь вытеснить с острова немцев.
Подполковником УСС, возглавившим миссию, которую многие считали самоубийственной, был русский аристократ князь Сергей Оболенский.
Как он оказался в УСС, и почему именно ему поручено было рискованное дело? Начинать ответ на вопрос надо издалека.
«Корнет Оболенский, седлайте коня…»
Сын князя Платона Сергеевича Оболенского (с 1911 года носившего титул Оболенский-Нелединский-Мелецкий) и Марии Константиновны Оболенской (урожденной Нарышкиной), Сергей унаследовал блестящий титул, близость к трону и неограниченные возможности.
Детство было омрачено разводом родителей в 1897 году – небывалое дело в таких фамилиях в XIX веке. Вскоре после развода мать вышла замуж за молодого генерала Рейтерна (который сразу же вышел в отставку) и уехала с ним в Италию. С семи лет Сергея Оболенского воспитывал отец.
Среди ярких воспоминаний Оболенского о ранних годах – развлечение, которое, «к ужасу матери» для него придумал друг отца, офицер лейб-гвардии: посадив ребенка на чайный поднос, он спустил его с лестницы. Видимо, аттракцион понравился Сергею, и он позднее проделывал его самостоятельно, а позднее сравнивал с санным спортом. Юный Оболенский любил острые ощущения. Спустя полвека он совершит свой первый прыжок с парашютом, став в 53-летнем возрасте самым пожилым парашютистом американской армии.
В 1912 году Сергей стал учиться в Оксфорде, куда его отдал отец, решивший, что образование, полученное в Англии более престижно, несмотря на то, что к этому времени сын уже два года проучился на агрономическом факультете Политехнического института в Санкт-Петербурге. В Оксфорде молодой князь подружился с Павлом Карагеоргиевичем (будущим регентом Сербии), играл в поло с принцем Уэльским (будущим королем Англии Эдвардом VIII) и поддерживал связи с английской аристократией, заметная часть которой имела русских родственников. Часть мемуаров Оболенского, посвященная этому периоду, полна рассказов о скачках, фешенебельных курортах, костюмированных балах и встречах с монархами и их семьями.
Август 1914 г. застал Оболенского в России на свадьбе в семействе Демидовых, откуда он немедленно отправился в Санкт-Петербург записываться добровольцем в армию. Для представителя древнего аристократического рода война не оставляла выбора; его отец был кавалергардом, его предки были военными. Однако на призывном участке молодого князя без военной подготовки призвать отказались, и он обратился к своему двоюродному брату, назначенному руководителем всего призыва в столице. В сентябре кавалергард Сергей Оболенский был уже в составе боевого подразделения в Польше.
Среди сослуживцев Оболенского – цвет русской аристократии - Долгорукие и Толстые, Кутузов и Гагарин, Родзянко и Зубов. На общей фотографии его эскадрона, сделанной в 1916 году – Маннергейм и Скоропадский, каждый из которых через пару лет возглавит отколовшуюся часть Российской империи, один Финляндию, а другой Украину. За участие в боевых действиях юный кавалергард был награжден тремя Георгиевскими крестами.
Во время одного из отпусков Сергей Оболенский встретил Екатерину Юрьевскую, дочь Александра II в его морганатическом браке. Екатерина недавно овдовела и воспитывала двух детей князя Барятинского. Оболенского привлек ее сильный красивый голос и, несмотря на разницу в возрасте, - Екатерина была старше Сергея на двенадцать лет, - осенью 1916 года в Ялте они сыграли по военному времени скромную для их титулов свадьбу.
1917 год принес крах старого порядка, а вскоре ожесточение выплеснулось в братоубийственную войну. У князя Оболенского-Нелединского-Мелецкого снова не было выбора; людям с такой фамилией в новой России места не оставалось. Зиму 1918 года Оболенский провел, скрываясь в татарских селениях Крыма, за перевалом от той самой Ялты, где совсем недавно праздновал собственное бракосочетание.
Прячась от революционеров, Оболенский и его жена разными путями добрались из Крыма в Москву, где князь устроился служить на текстильную фабрику, а Екатерина стала работать школьной учительницей.
Заплатив немалые деньги и опираясь на доверенных людей, Оболенские сумели выехать из Москвы в оккупированный немцами Киев, где Сергей встретил своего бывшего командира Скоропадского. Однако спокойствия не было и там. Уехав из Киева в Вену накануне падения гетманского правительства, супруги выбрались из Вены в Швейцарию за день до начала революции в Австрии. В этих передвижениях, напоминавших бег по проваливающемуся под ногами льду, им немало помогли европейские знакомства Оболенского – оксфордские сокурсники и партнеры по поло занимали ответственные посты в предреволюционной Центральной Европе.
Эмиграция
Не сумев найти себе занятие в Ницце, а потом и в Париже, Оболенский в конце концов перебрался в более знакомую Англию. У него сохранились счета в западных банках, а жена сумела перевести в деньги часть состояния предыдущего мужа, Барятинского, однако надо было найти источник постоянного дохода. И делать это приходилось на чужбине. Екатерина стала выступать с сольными концертами, у нее оказался прекрасный голос, но их совместная жизнь рассыпалась. Женившийся во время увольнения с фронта, несколько месяцев проведший в подполье, только воссоединившись с супругой в эмиграции, Сергей Оболенский осознал, что у них с женой разные интересы, друзья, - и просто большая разница в возрасте.
Найдя работу в фирме, продававшей сельскохозяйственные машины, он отправился в Австралию в надежде найти там новый рынок сбыта, а также отъездом завершить развод с Екатериной. После нескольких месяцев, проведенных в южном полушарии, русский князь, однако, заскучал и вернулся в Европу, где навестил в Италии свою мать.
В его эмигрантской жизни остались – может быть, реже, чем раньше, - все те же балы и маскарады, общение в высшем обществе; только теперь не в Петербурге, а в Лондоне. После одного из маскарадов он сделал предложение Элис Мюриель Астор. Отец Элис – Джон Джейкоб Астор IV – один из богатейших людей США, правнук первого американского миллионера, владелец обширной недвижимости, - оказался в 1912 году в числе пассажиров «Титаника». Последний раз его видели спокойно курившим на уходящем под воду лайнере. Состояние Астора унаследовал его сын Винсент, Элис же досталось приличное содержание. Кроме того, она была хороша собой, и на двенадцать лет моложе Оболенского. Мать была против этого брака, но Элис настояла на своем, и в 1924 год…
 


Дальше »»»
 
Это серое, ничем не примечательное здание на Старой площади в Москве редко привлекало внимание проезжающих мимо. Настоящее зрелище ожидало их после поворотов направо и трех минут езды – собор Василия Блаженного, Красная площадь и, конечно же, величественный и легендарный Кремль. Все знали – одна шестая часть земной суши, именуемая СССР, управлялась именно отсюда.
Все немного ошибались.
Нет, конечно же, высокие кабинеты были и в Кремле, но, по-настоящему рулили Советской империей те, кто помещался в том самом сером здании на Старой площади – в двух поворотах и трех минутах езды. И именно здесь помещался самый главный кабинет страны, кабинет генерального секретаря ЦК КПСС, и в данный исторический момент, а именно ранней весной 1966 года, в нем хозяйничал Леонид Брежнев.
Сегодня в коридорах этого серого здания царила непривычная суета. Можно даже сказать – переполох. Понукаемая нетерпеливыми окриками генсека, партийно-чиновничья рать пыталась выполнить одно-единственное, но срочное задание. Найти гражданина СССР Армада Мишеля.
Все началось с утра.
Генсеку позвонил взволнованный министр иностранных дел и в преддверии визита в СССР президента Французской Республики генерала Шарля де Голля доложил следующее. Все службы к встрече готовы. Все мероприятия определены. Час назад поступил последний документ – от протокольной службы президента Франции, и это тоже часть ритуала, вполне рутинный момент. Но один, третий по счету, пункт протокола вызвал проблему. Дело в том, что высокий гость выразил пожелания, чтобы среди встречающих его в Москве, причем непосредственно у трапа, находился его ДРУГ и СОРАТНИК (именно так) Армад Мишель (смотри приложенную фотографию), проживающий в СССР.
— Ну и что? – спокойно спросил генсек. – В чем проблема-то?
— Нет такого гражданина в СССР, — упавшим голосом ответствовал министр.
– Не нашли, Леонид Ильич.
— Значит, плохо искали, — вынес приговор Брежнев. После чего бросил трубку, нажал какую-то кнопку и велел поискать хорошо.
В первые полчаса Армада Мишеля искали единицы, во вторые полчаса – десятки. Спустя еще три часа его искали уже тысячи. Во многих похожих зданиях. В республиках, краях и областях. И вскоре стало ясно: Армад Мишель – фантом. Ну не было, не было в СССР человека с таким именем и фамилией. Уж если весь КГБ стоит на ушах и не находит человека, значит его просто нет. Те, кто успел пожить в СССР, понимают – о чем я.
Решились на беспрецедентное – позвонили в Париж и попросили повторить 3-й пункт протокола. Бесстрастная лента дипломатической связи любезно повторила – АРМАД МИШЕЛЬ. Забегая вперед, замечу – разумеется, французский лидер не мог не знать, под какими именно именем и фамилией проживает в СССР его друг и соратник. Он вполне намеренно спровоцировал эти затруднения. Это была маленькая месть генерала. Не за себя, конечно. А за своего друга и соратника.
А на Старой площади тем временем назревал скандал. И во многих других адресах бескрайнего СССР – тоже.
И тут мелькнула надежда. Одна из машинисток серого здания не без колеб@ний сообщила, что года три назад ей, вроде, пришлось ОДИН раз напечатать эти два слова, и что тот документ предназначался лично Никите Хрущеву – а именно он правил СССР в означенном 1963-м году. Сегодня нажали бы на несколько кнопок компьютера и получили бы результат. В 66-м году десятки пар рук принялись шерстить архивы, но результата не получили.
Параллельно с машинисткой поработали два узко профильных специалиста. И она вспомнила очень существенное – кто именно из Помощников Хрущева поручал ей печатать тот документ. (Это была очень высокая должность, поэтому Помощники генсеков писались с большой буквы). По игре случая этот самый Помощник именно сегодня отрабатывал свой последний рабочий день в этой должности. Пришедший к власти полтора года назад Брежнев выводил хрущевские кадры из игры постепенно, и очередь этого Помощника наступила именно сегодня.
Ринулись к помощнику, который ходил по кабинету и собирал свои вещи. Помощник хмуро пояснил, что не работал по этому документу, а лишь выполнял поручение Хрущева, и только тот может внести в это дело какую-то ясность. Помощнику предложили срочно поехать к Хрущеву, который безвыездно жил на отведенной ему даче. Помощник категорически отказался, но ему позвонил сам генсек и намекнул, что его служебная карьера вполне может претерпеть еще один очень даже интересный вираж. Спустя два часа Помощник сидел в очень неудобной позе, на корточках, перед бывшим главой компартии, который что-то высаживал на огородной грядке. Вокруг ходили плечистые молодые люди, которые Хрущева не столько охраняли, сколько сторожили.
72-летний Хрущев вспомнил сразу.
Ну, был такой чудак. Из Азербайджана. Во время войны у французов служил, в партизанах ихних. Так вот эти ветераны французские возьми и пошли ему аж сто тысяч доллАров. (Ударение Хрущева – авт. ). А этот чудак возьми и откажись. Ну, я и велел его доставить прямо ко мне. И прямо так, по партийному ему сказал: нравится, мол, мне, что ты подачки заморские не принимаешь. Но, с другой стороны, возвращать этим капиталистам деньги обидно как-то.
А не хочешь ли ты, брат, эту сумму в наш Фонд Мира внести? Вот это будет по-нашему, по-советски!
— И он внес? – спросил Помощник.
— Даже кумекать не стал, — торжествующе сказал Хрущев.
– Умел я все ж таки убеждать. Не то, что нынешние. Короче, составили мы ему заявление, обедом я его знатным угостил, за это время нужные документы из Фонда Мира привезли, он их подписал и вся недолга. Расцеловал я его. Потому как, хоть и чудак, но сознательный.
Помощник взглянул на часы и приступил к выполнению основной задачи.
— Так это ж кличка его партизанская была, — укоризненно пояснил Хрущев. – А настоящее имя и фамилия у него были – без поллитра не то, что не запомнишь – не выговоришь даже.
Помощник выразил сожаление.
А Хрущев побагровел и крякнул от досады.
— А чего я тебе про Фонд Мира талдычу? Финансовые документы-то не на кличку ведь составляли! – Он взглянул на своего бывшего Помощника и не удержался.
– А ты, я смотрю, как был муд@к муд@ком, так и остался.
Спустя четверть часа в Фонде Мира подняли финансовую отчетность. Затем пошли звонки в столицу советского Азербайджана – Баку. В Баку срочно организовали кортеж из нескольких черных автомобилей марки «Волга» и отрядили его на север республики – в город Шеки. Там к нему присоединились авто местного начальства.
Скоро машины съехали с трассы и по ухабистой узкой дороге направились к конечной цели – маленькому селу под названием Охуд. Жители села повели себя по-разному по отношению к этой автомобильной экспансии. Те, что постарше, безотчетно испугались, а те, что помладше, побежали рядом, сверкая голыми пятками. Время было уже вечернее, поэтому кортеж подъехал к небольшому скромному домику на окраине села – ведь теперь все приехавшие знали, кого именно искать.
Он вышел на крыльцо. Сельский агроном (рядовая должность в сельскохозяйственных структурах – авт. ) сорока семи лет от роду, небольшого роста и, что довольно необычно для этих мест, русоволосый и голубоглазый. Он вышел и абсолютно ничему и никому не удивился. Когда мы его узнаем поближе, мы поймем, что он вообще никогда и ничему не удивляется – такая черта натуры. Его обступили чиновники самого разного ранга и торжественно объявили, что агроном должен срочно ехать в Баку, а оттуда лететь в Москву, к самому товарищу Брежневу.
На лице агронома не дрогнул ни один мускул, и он ответил, что не видит никакой связи между собой и товарищем Брежневым, а вот на работе – куча дел, и он не может их игнорировать. Все обомлели, вокруг стали собираться осмелевшие сельчане, а агроном вознамерился вернуться в дом. Он уже был на пороге, когда один из визитеров поумнее или поинформированнее остальных, вбросил в свою реплику имя де Голля и связно изложил суть дела. Агроном повернулся и попросил его поклясться. Тот поклялся своими детьми.
Этой же ночью сельский агроном Ахмедия Джабраилов (именно так его звали в миру), он же один из самых заметных героев французского Сопро…

Дальше »»»
 
Польская колониальная империя
Петр Зыхович (Piotr Zychowicz)
Камерун, Мадагаскар, Ангола, Аргентина, Либерия и даже Антарктида — это только некоторые места, в которых поляки хотели основать свои колонии. Могла ли Вторая Польская Республика завоевать заморские территории и стать мощной державой?
«Наша цель — движение к великодержавному развитию Польши, которой стали тесны рамки собственного государства. Она имеет право при помощи экспансии и труда миллионов человек на территории других стран или колоний превратиться по примеру других народов из европейской в мировую державу», — говорил генерал Густав Орлич-Дрешер (Gustaw Orlicz-Dreszer).
Он возглавлял организацию под названием «Морская и колониальная лига», которая занималась координацией действий, направленных на приобретение Польшей заморских территорий. Лига обладала в довоенной Польше огромным влиянием и внушительным числом членов в 300 региональных отделах. К 1939 году число членов достигло миллиона. Организация пышно отмечала День моря, устраивала парады и хепенинги, на которых ее члены переодевались в колонизаторов и «негров» (крася лицо гуталином). Они маршировали по улицам городов и городков с транспарантами «Требуем заморских колоний для Польши» или «Колонии — гарантия сильной позиции Польской Республики». Некоторые даже обзавелись мундирами, сшитыми по образцу униформы британских колониальных войск, и пробковыми шлемами, к которым прикрепляли значки с изображением орла. Лига планировала создать Польскую школу колониальных наук, чтобы вырастить в ней кадры для будущих колоний.
Сейчас мечты жителей государства, которое в скором времени на полвека само превратилось в колонию, о завоевании заморских территорий могут показаться смешными, но в свое время к ним относились со всей серьезностью.
Новая Польша
Все началось в первой половине XIX века. Первым стал Адам Мерославский (Adam Piotr Mierosławski) — брат знаменитого революционера Людвика. В 1841 году он «открыл» в Индийском океане небольшой островок — Новый Амстердам. Я поставил слово «открыл» в кавычки, поскольку остров был известен путешественникам уже давно. Несмотря на это Мерославский провозгласил его своей собственностью и собрался вывесить там бело-красный флаг. Однако он сменил планы и бросился в водоворот европейских революций. Спустя 10 лет он умер. Новый Амстердам принадлежит сейчас Франции, гражданином которой был поляк.
События ускорились в конце XIX века, когда зачитывавшуюся Киплингом Европу охватила колониальная горячка. Очарованные Востоком жители Старого Света затаив дыхание следили за соперничеством держав на далеких континентах. Эта мания не обошла стороной и Польшу.
В 1875 году Петр Верещиньский (Piotr Aleksander Wereszczyński) издал в Кракове брошюру с предложением создать на островах Тихого океана Новую Независимую Польшу. Он считал, что раз у поляков нет шансов на победу над тремя державами, ведущими захватническую политику, следует начать все заново в каком-то более спокойном уголке мира. Выбор пал на Новую Гвинею, Новую Ирландию и Новую Британию.
Единственную проблему представляло коренное население, папуасы, но с ними, как уверял Верещиньский, можно легко справиться. Тем более что он собирался перевезти в Тихий океан… весь польский народ. Стоимость операции ее автор оценивал в 227 тысяч или, при экономном варианте, в 180 тысяч рублей.
Разумеется, из этого безумного предприятия ничего не вышло. Гораздо серьезнее выглядела инициатива Стефана Шольц-Рогозиньского (Stefan Szolc-Rogoziński). В 1882 году, собрав в Варшаве средства на «национальную экспедицию», он отправился со своими товарищами в Африку. За сюртук, цилиндр и три стакана джина им удалось приобрести у местных жителей маленький остров, расположенный у камерунских берегов, а позже основать в Камеруне нечто вроде польской колонии. Однако долго это образование не просуществовало: земли вскоре отошли к немцам.
Хотя экспедиция Шольца-Рогозиньского закончилась провалом, она разожгла воображение широких масс поляков. Польская молодежь в начале XX века зачитывалась романом Сенкевича «В дебрях Африки», в котором можно найти, например, такой фрагмент: «Стась, устроившись на спине Кинга, следил за порядком, отдавал приказы и с гордостью обводил взглядом свою армию. "Если бы я захотел, — размышлял он, — я бы мог стать королем всех племен доко, подобно Бенёвскому на Мадагаскаре!" В голове промелькнула мысль, а, может, вернуться сюда однажды, завоевать большой кусок страны, окультурить негров, создать в этих краях новую Польшу или даже отправиться во главе черных обученных полков в старую».
Немецкое наследство
Поляки приступили к попыткам претворить эти планы в жизнь после обретения независимости. Впервые вопрос формально подняли после окончания Первой мировой войны на площадке Лиги Наций. Речь шла о получении Польшей мандата на немецкие колонии: Того и Камеруна. Поляки использовали такой аргумент: раз часть польских земель входила в состав Германской империи, значит, ей причитается как минимум 10% отобранных у нее экзотических территорий. Колониальные империи отклонили такое предложение, не желая получить нового конкурента в управлении «дикими народами». Немецкое наследие разделили между собой Франция, Великобритания, Япония, Бельгия и Португалия. Польша осталась ни с чем.
Поражение не остудило пыл польских колонизаторов, они продолжали обдумывать новые проекты. А их было на самом деле много. Поляки хотели отобрать у Португалии (военным путем!) Анголу и Мозамбик, а также разместить польских поселенцев во Французской Гвинее и Французской Экваториальной Африке. Обсуждалась также Родезия, где, по легенде, в конце XIX века свою власть над «негритянским государством» установили братья Казимеж и Станислав Стеблецкие (Kazimierz, Stanisław Steblecki).
Была даже предпринята попытка заявить свои претензии на Тринидад и Тобаго, а также Гамбию, которые в XVII веке были колониями Курляндии, то есть вассала Речи Посополитой двух народов. В марте 1939 года появилась идея создать польский сектор в Антарктиде…
Хотя польское руководство не поддерживало лозунгов Морской и колониальной лиги на официальном уровне, присутствие в ее структурах множества влиятельных людей давало понять, что власти одобряют деятельность организации (тем более что существовала она на щедрые государственные дотации).
Отобрать Мадагаскар у Франции
Польские колонисты планировали также забрать у Франции Мадагаскар. Разработка проекта дошла до такого этапа, что на остров отправилась комиссия во главе с адъютантом Юзефа Пилсудского Мечиславом Лепецким (Mieczysław Lepecki). Претензии основывались на том, что в XVIII веке на Мадагаскаре оказался участник Барской конфедерации Мориц Бенёвский (Móric Beňovský), которого местные жители провозгласили императором. Некоторые члены Национально-демократической партии в конце 1930-х считали, что на остров можно будет отправить «лишних» евреев.
Все это вызывало бурю возмущения во французской прессе. «Мадагаскар — польская колония? Никогда!» «Польские евреи на Мадагаскаре нам не нужны!» — кричали заголовки французских газет.
Любопытной и продвинувшейся дальше прочих оказалась инициатива по колонизации Либерии — государства, которое основали освобожденные американские рабы. В 1934 году Лига подписала с этой страной договор, по которому она стала польским протекторатом. К договору прилагался секретный протокол, согласно которому Польша могла завербовать в свою армию 100 тысяч жителей Либерии, если в Европе разразится война.
Один из высокопоставленных сотрудников МИД Виктор Дрыммер (Wiktor Drymmer) писал в своих воспоминаниях: «Прошло несколько месяцев, и меня посетил с официальным визитом темнокожий господин — генеральный консул Либерии. После завершения визита, уже уходя, он спросил меня, где он будет получать жалование, и каким оно буде…

Дальше »»»
 
Попалась (вообще-то первая в списке по запросу "предвоенная польша") статья любопытная. Думаю, стоит поделиться.


Предвоенная Польша: история предательства и амбиций.
1-"Польша требовала передать ей до 9% бывших германских колоний!"
2-«Расчленение России лежит в основе польской политики на Востоке…"
http://www.utug.tv/wp-content/gallery/illyustracii-k-statyam-mikg/krah_polska-7.jpg [can't write '/var/www/balancer.ru/htdocs/sites/tv/ut/utug/wp-content/gallery/illyustracii-k-statyam-mikg/krah_polska-7.jpg']
Символичный польский плакат, обвиняющий англичан в польском разгроме.
Польша в 30-х оказалась между двумя центрами силы – нацисткой Германией, взявшей курс на реванш за поражение в Первой мировой войне и Советским Союзом, утверждавшим свое право на существование. Обладая в начале тридцатых годов третьей по численности армией в Европе, Польша год за годом сдавала позиции из-за предательской политики своего руководства. Оголтелая антисоветчина, агрессия по отношению к соседним государствам и шовинизм – стали отличительной чертой довоенной истории Польши. Заметьте, это характерно и для других исторических реалий Польши. Черчилль совершенно справедливо заметил, что "в годы благополучия нет более подлой нации". И этим поляки каждый раз выкапывали яму своему благополучию. В качестве примера позволю себе только один пример - претензии на малороссийские земли в конце концов привели к уничтожению Польши и её вхождение в состав Российской Империи.(Спасибо утюгу за наводку и идею-utug.tv)
Ориентация польского руководства на союз с Англией и Францией и ситуативное предательство последней, запугивание и дезинформация населения, постоянное заигрывание с Германией и полное согласие в "решении еврейской проблемы" привели к страшной трагедии. Западные союзники предали Польшу точно так же, как раньше предали Чехословакию. Польша, с восторгом сожравшая вместе с Германией Чехословакию годом ранее, на собственной шкуре оценила последствия собственной подлости.
Отказавшись от всех предложений по формированию коалиций в Восточной Европе, Польша подобно нацисткой Германии склонялась к агрессии по отношению к сопредельным государствам. Рассорившись со своими соседями, пребывая в иллюзии вечного польского владычества на Украине и Белоруссии, Польша поставила на кон и судьбу собственного народа.
Но причины поражения Польши необходимо искать даже не в предательстве мнимых союзников — а прежде всего в ошибках самого польского руководства, действия которого накануне Второй мировой войны были преступны по отношению к польскому народу.

26 января 1934 г. Польша подписала в Берлине «Декларацию о мирном разрешении споров и неприменении силы между Польшей и Германией». В ней заявлялось, что Германия и Польша отказываются от применения силы по отношении друг другу и намерены договариваться между собой по различным проблемам, касающимся двусторонних отношений. Срок действия данного «соглашения» был определен в 10 лет. Используя юридические уловки Германия уклонилась от обязательств о нерушимости польско-германской границы. Заявленный в декларации отказ от применения силы в отношении друг друга допускал пересмотр территориальной целостности иных держав.
Таким образом, уже в 1934 году Польша и Германия нащупали взаимные интересы в отношении Литвы и Чехословакии, обойдя крайне острый вопрос принадлежности Данцига. В отличие от советско-польского пакта о ненападении от 25 июля 1932 г., а также от принятой дипломатической практики, польско-германский «договор» не содержал в себе положений о прекращении его действия в случае вступления одной из сторон в вооруженный конфликт с третьей страной.
Соответственно, данное «соглашение» способствовало образованию наступательного союза Польши и Германии.
Далее газетные сплетни тех лет:
Вскоре же после подписания польско-германской декларации появились утечки информации о существовании секретных протоколов, а также о тайных переговорах Берлина и Варшавы о совместном нападении на Советский Союз. Французская газета «Эхо де Пари» писала о «секретном польско-германском соглашении», а газета «Попюлер» в статье «Пилсудский и Гитлер» прямо указывала на следующее: «Самым существенным вопросом является следующий: какой ценой Пилсудский и его банда заключили соглашение с Гитлером? Оставит ли Польша Германии свободу действий в австрийском вопросе? Примет ли она взамен этого «техническое» сотрудничество Германии для действий на Украине, о которой она мечтает уже давно?».
16 марта 1934 г. английское информационное агентство «Уик» сообщило о наличии договоренности между Польшей и Германией напасть на Советский Союз, причем уже совместно с Японией. Видимо секретные переговоры на эту тему продвигались успешно. Подобная информация продолжала поступать в прессу до конца 1934 года. В августе 1934 года английское издание «Нью стэйтсмен энд нэйшн» писало о скоординированном нападении Японии на российский Дальний Восток, а Германии с Польшей на европейскую часть России. Германии, якобы, предстояло захватить Ленинград, а затем двигаться на Москву. Перед Польшей ставилась задача нанести удар в двух направлениях — на Москву и на Украину. Было ли это игрой английской разведки или действительно информация о проходивших переговорах просочилась в прессу, до сих пор не известно.

Сближение с Берлином сопровождалось отдалением Польши от Франции, которая так много сделала для становления польского государства. Именно благодаря Франции поляки смогли остановить наступление Тухачевского на Варшаву в 1920 году. Но уже в 1932 г. Пилсудский выпроводил из Польши французскую военную миссию. В течение 1934 года Польша полностью прекратила военное сотрудничество с Францией. Польские военные заказы были переданы Швеции и Англии.
Польский посол во Франции Липский заявлял: «Отныне Польша не нуждается во Франции. Она также сожалеет о том, что в свое время согласилась принять французскую помощь, ввиду цены, которую будет вынуждена платить за нее». «Цена» действительно оказалась высокой, когда французские дивизии не отважились вступить в бой с немцами в дни «Странной войны». Польша была уничтожена. Англичане также не пришли к ней на помощь.

Рассматривая довоенный пятнадцатилетний план «строительства Польши», поражаешься наивности его составителей. В 1939 году Польша только-т…

Дальше »»»
 

George_gl

опытный

Предисловие .
сначала статья мне понравилась, хотя и видны ошибки и как сказал один из оппонентов " акценты расставлены "
"но всё же плесну керосинчику" Индустриализация всея Польши: как соседняя страна попыталась повторить советский опыт и что из этого вышло - Недвижимость onliner.by
если кому потом интересно будет напишу какие вижу ошибки
И последнее. Вроде сайт не очень опозиционный .... но что то про Польшу пишут много(даже как про соседей)
 

Iva

аксакал

Попалось такое.
Текст
Фраза Александра III о том, что "англичанка гадит", стала интернет-мемом. Однако ж тут вот какое дело: нагадив России во время так называемой Большой игры, о коей есть отличный документальный фильм Михаила Леонтьева, Мелкобритания от всей души нагадила самой себе. Вот что бывает, когда неправильно определяешь врага, когда внешней политикой великой страны рулят откровенные маразматики и шизофреники.
Пока Британия бодалась с Россией, у неё самой под боком выросла её могильщица - Германия, и надорвавшись в двух мировых войнах, Англия стала тем, чем она есть сейчас - финансовой шакалицей и не более того.
Как говорил товарищ Сталин товарищу Рычагову, "Вы мало читаете". Сейчас вообще люди - даже образованные! - разучились читать толстые книжки полностью, у абсолютного большинства клиповое мышление, да и от природы очень малый процент людей способен реально овладеть многофакторным системным мышлением - инфантилы ж! Причём по действительно важным проблемам зачастую книг не пишут: ибо низзззя! Скелеты в геополитических шкафах нужно хранить очень бережно.
Для того, чтобы оценить всю степень идиотизма британской внешней политики относительно России, всем советую почитать массовую книжку В.Н. Виноградова "Британский лев на Босфоре", где в частности мимоходом упомянута крайне важная вещь: в 18-19 вв. штат Форинт-офиса (британского МИДа) со всеми техническими работниками насчитывал меньше СТА человек, и "каждую "ставку" в парламенте приходилось "выбивать" с боем". Иными словами, внешнюю политику Британской империи определял крайне узкий круг людей, на которых более здравомыслящим людям повлиять было крайне сложно, и от маразматических, часто откровенно вздорных и шизофренических взглядов этих людей зависели судьбы миллионов.
Отдельно нужно сказать о том, что история - это, ребята, не для всех. История, на самом деле, это очень сложная наука. Это - тайное знание. И это тайное знание полит-идеологи всех мастей старательно ховають по чуланам и углам.
Политическая идеология бесконечно далека от самых элементарных стандартов научности, потому как является своеобразной религиозной сектой, набором догм, в которые необходимо беззаветно верить, даже если эти догмы не выдерживают ни малейшего рационального осмысления. Дело в том, что политическая идеология выполняет функции квази-религии и дарует смысл жизни инфантильным народным массам и низшим слоям элитарных слоёв общества. Исторические факты, всегда грубо вырванные из контекста, используются в рамках любой политической идеологии не для поиска истины, а только лишь для иллюстрации истинности идеологии.
Историческая наука – в высоком смысле, а не как маскирующаяся под науку придворная историография, выполняющая функции агитатора и пропагандиста – это очень кулуарная, даже эзотерическая дисциплина, которую без особых изъятий и умолчаний преподают лишь наиболее морально устойчивым и лояльным представителям высших слоёв элиты, которым можно доверить посмотреть на скелеты в семейных шкафах. Кроме того, высшие слои элиты должны иметь навыки реального управления, а эффективного управления без владения максимально объективной, хоть и неприглядной с морально-этической или невыгодной политически информацией – невозможно. Это правило действовало во всех обществах и во все времена.
Развитие демократии привело к тому, что в борьбе между элитными группировками историю стали использовать как аргумент в политической дискуссии при апелляции к широким народным массам, которые даже в самом невежественном состоянии, тем не менее, обладают достаточными навыками рационального мышления, чтобы понять кто врёт, а кто нет, кто виноват в бедах страны больше, а кто меньше. И в процессе этой борьбы исторические сочинения становятся своего рода обвинительными заключениями, в которых неизбежно вытряхиваются скелеты из шкафов.
Таким образом, работа историка всегда политически ангажирована.
Работа объективного историка-исследователя состоит в том, чтобы не только максимально точно оценить достоверность фактов, излагаемых в монографиях, донесениях, мемуарах, но и понять политические, мировоззренческие мотивы информаторов и коллег-учёных. Надо согласиться с министром пропаганды Йозефом Геббельсом, который сказал, что «лучшие сорта лжи готовятся из полуправды».
Но вернёмся к нашим английским баранам.
У английской высшей знати был один бзик, но зато очень большой. Это параноидальный страх потерять жемчужину короны - Индию. Этот страх был чистой, незамутнённой паранойей. Россия не имела никаких физических возможностей подобраться к Индии, в чём сами же англичане смогли трижды убедиться: Афганистан самым надёжным образом блокировал любое продвижение. Поэтому ни Англия не имела шансов прорваться в подбрюшье России в Среднюю Азию, ни Россия - в Индию. Однако ж, эта нехитрая истина доходила до лордов так долго, что они проморгали опасность для своей бесценной Индии, коя исходила совсем с другой стороны.
Великий Бисмарк, о котором в современной Германии стыдливо помалкивают, уделал всех. Из разгромленной Австрии в 1866 году он сделал верную союзницу, буквально под пистолетом запретив генералам наступать на Вену, зрадя великую победу под Садовой. Это - раз.
Потом, вместо того, чтобы оттяпать от побеждённой Франции всё, что можно по самые помидоры, а именно Брест, чтоб оттуда грозить всей Атлантике, о чём его на коленях умоляли новорождённые прусские адмиралы, он забирает всего лишь Эльзас и Лотарингию, которых и на карте-то не видать. Но Эльзас - это коксующийся уголь, а Лотарингия - это железная руда, причём в уникальной близости друг от друга, и - оп-ля! - юная Германская империя становится обладательницей очень дешёвой стали. Это - два.
Но все эти немецкие скобяные изделия нужно куда-то сбывать, а рынки надёжно закрыты запретительными таможенными пошлинами. И вот тут Бисмарк продвигает свой немецкий "шёлковый путь" - проект железной дороги Берлин-Багдад, с паромной переправой в Стамбуле. Но турки упёрлись. Они боялись потерять остатки своей экономики: в портах и так хозяйничали англичане, и караванная торговля была чуть ли не последней дойной коровой. Поэтому турок надо было шугануть. Руками русских. И повод для шугания быстро появился. Недальновидные турки дали его сами, устроив резню в Болгарии. И вот в результате русско-турецкой войны 1877-78 гг. Турция оказалась на грани катастрофы. И натянуть поводок на ошейнике у русского медведя могла только Германия. Ошейник - это хлебно-промышленные таможенные тарифы. А поводок - это та самая знаменитая Берлинская нота Бисмарка, когда он заявил, что "Россия превысила свой международный мандат, вторгшись в исконно турецкие земли" (это про окрестности Константинополя). Но поводок можно было и отпустить, ибо свет святой Софии был для России очень заманчив. Турки подписали капитуляцию: немецкие промышленники получили полное добро на строительство железной дороги. Это - три.
К концу 19 века железная дорога Берлин-Багдад была в целом готова. В Багдаде появился громадный оптовый рынок немецких скобяных товаров из дешёвой лотарингской стали, а точнее - перевалочный пункт контрабанды. И к 1914 году немецкие промышленные товары заняли ЧЕТВЕРТЬ всего рынка промышленной продукции колониальных владений Британии!!! Это - четыре. Это - шах.
Дело дошло до того, что английские промышленники, чтобы смочь продать своё барахло в собственных же колониях были вынуждены сразу на своих английских фабриках подделываться под немецкие марки!!! Тысячи арабских фелюг и караваны верблюдов и осликов исправно тащили немецкие мотыги, лопаты, гвозди, ружья и вообще всё, что нужно простым и непростым людям, а англичане ничего не могли с этим поделать. На каждой козьей тропе пограничника не поставишь. И самое обидное было в том, что источник этого вала контрабанды находился в каких-то сотнях километров от Лондона!!!
Так вот: книжек про Багдадскую железную дорогу написано очень мало. А книга Г.Л. Бондаревского "Багдадская дорога и проникновение германского империализма на Ближний Восток" (Ташкент, 1955) - и вовсе библиографическая редкость. Но - всесильный гугль вам в помощь!
До английских лордов нак…

Дальше »»»
 

в начало страницы | новое
 
Поиск
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru