Serg Ivanov: Все сообщения за 02 Ноября 2002 года

 
ПнВтСрЧтПтСбВс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30
Робот против снайпера – статья под таким названием была опубликована в журнале «Солдат удачи» №6/95. В ней была высказана на наш взгляд весьма интересная и актуальная идея – поставить на борьбу со снайперами (или гранатометчиками) противника современные средства автоматического обнаружения и целеуказания.
В статье описываются два метода обнаружения снайпера после первого же выстрела – акустический и радиолокационный.
При акустическом методе используются четыре разнесенных пространственно микрофона. Когда баллистическая ударная волна летящей пули достигает микрофона, момент ее обнаружения фиксируется каждым из четырех датчиков, после чего сигналы от датчиков преобразуются с помощью компьютера (баллистического вычислителя) в комбинированный сигнал об азимуте и угле возвышения источника. Дальность действия этой системы по пролетающей пуле 15-25м. Аналогичный метод применяется в станциях звукометрической разведки артиллерийских и минометных позиций.
Другой метод определения координат летящей пули основан, по-видимому, на использовании небольшого радиолокатора миллиметрового диапазона (диапазон V) радиоволн с дальностью обнаружения и сопровождения пули до 180м и сектором обзора в 160 градусов. Увеличенным аналогом такой системы может служить радиолокационный комплекс разведки позиций артиллерии противника «Зоопарк-1». Радиолокационная станция используется также в российском комплексе активной защиты танка «Дрозд» («Военный парад» №5(23)1997г.) для обнаружения подлетающих ПТУР и противотанковых гранат.
Так как траектория полета пули или реактивной гранаты жестко определена (иначе стрелок не мог бы знать точку попадания), то после засечки трех точек на траектории не составляет труда вычислить координаты стреляющего.
Минимизировать время реакции современных средств поражения можно только на пути их комплексирования со средствами разведки и управления в единую разведывательно–огневую систему, функционирующую в реальном масштабе времени.
Установив на БМП или БТР радиолокатор миллиметрового диапазона или (более дешевый вариант) звукометрическую станцию с баллистическим вычислителем для определения координат стреляющего, можно автоматически навести на него башню со скорострельной 30мм пушкой или автоматическим гранатометом. Дальше наводчик при необходимости уточняет прицел и открывает огонь. Система может работать и полностью в автоматическом режиме. При времени реакции как у современных малокалиберных систем ПВО (порядка 5-8сек) у вражеского снайпера или гранатометчика практически не будет шансов выжить. Эта же система может использоваться для активной защиты БМП или БТР от ПТУР и противотанковых гранат.
Такая система гораздо нужнее в Чечне чем, например комплекс «Зоопарк-1». Одна-две машины с всепогодными автоматическими контрснайперскими установками могли бы надежно прикрыть от огня блокпост или движущуюся колону техники.
 
Использование гиперкумулятивной инициации ТЯ в ядерном импульсном двигателе – мысль конечно хорошая. Вообще, ИМХО только импульсные ракетные системы способны “переварить” ту гигантскую мощность, которая требуется двигателям большой тяги с высоким УИ. Недаром все эти амеровские «Орионы» и «Альдебараны» - проекты до сих пор “темные”. По «Альдебарану» кроме картинки – никакой информации, так художник поупражнялся.
Только вот получить 100-500кг тротилового эквивалента взрыва с заряда массой 1кг – нереально (а вообще это был бы переворот в военном деле). Амы испытали сложную имплозивную систему деления на 1кг(!) плутония весом в 1000кг с тротиловым эквивалентом в100тонн.
Для термоядерных зарядов отношение мощности термоядерной компоненты к «зажигалке» деления лежит в пределах 10-200 с наиболее типичным соотношением 30-50. При использовании химических ВВ в качестве «зажигалки» даже для D+T вряд ли это соотношение поднимется выше 10. Выход видится в создании многоступенчатых зарядов. Гиперкумулятивная система поджигает небольшое количество дейтерия-трития, тот зажигает в 10 раз большую мощность D+D, затем эта реакция в свою очередь в 20 раз большее количество D+He3 и т.д. до получения требуемой мощности (а вернее требуемого соотношения между мощностью и весом заряда). Таким образом, на экологически «грязные» реакции будет приходиться минимальная часть мощности взрыва. Понятно, что чем мощнее взрыв, тем больше получится мощность на единицу массы заряда и меньше «грязная» составляющая. Для стартующего при ускорении 3g с Земли (воды) корабля массой 400 тыс. тонн необходимы взрывы мощностью порядка 80Кт при частоте 1Гц и расстоянии до эпицентра в шесть диаметров тяговой плиты.
Не следует пугаться мощных взрывов – правильная, настроенная в резонанс система амортизации вполне может сгладить толчки до практически постоянного ускорения = 3g ±10%. Да и время работы такого двигателя для выхода на орбиту составит всего 5-7 минут.
 

в начало страницы | новое
 
Поиск
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru